Отдать проект на краудсорсинг: как работают и регулируются интернет-платформы прямого договора

Право.Ru
Ирина Кондратьева
Комментирует Валентин Островский, руководитель проектов Интеркомп 

Валентин Островский, руководитель проектов Интеркомп

Рынок услуг стремительно меняется: все больше сотрудников работают удаленно, причем сразу на нескольких работодателей. Их мотивация понятна: можно забыть об офисе, фиксированном графике и трудовом контракте, работать из любой точки мира. Такую возможность им предоставляют интернет-платформы по принципу прямого договора – так называемые crowdsourcing platforms. Но кто ответит, если работа сделана плохо, или виртуальный сотрудник недоволен своим временным работодателем – и кому из них придется платить налоги?

Австралийский юрист Джеррад Хардман начал карьеру в Herbert Smith Freehills, позже работал в инхаус-отделе инджиниринговой компании UGL Limited, а позже основал онлайн-платформу Crowd&Co, помогающую юристам и заказчикам найти друг друга через интернет. Идею построить юридическую платформу для краудворкинга (от англ. Crowd – толпа и work – работа) Хардман почерпнул в инжиниринговой компании, где многие сотрудники не состояли в штате, а работали удалённо через интернет, благодаря чему компания минимизировала издержки."То, что работает у инженеров, должно работать и у юристов", – предположил он.

Зарегистрированные на его сервисе компании объявляют своего рода мини-тендер на услугу, а клиенты сервиса – юристы – в ответ предлагают свои услуги и наоборот. Часто объем проекта требует нескольких участников, и тогда задачи распределяются заказчиком между несколькими исполнителями. Команда ресурса такая же "виртуальная", как и его услуги: рабочих помещений Crowd&Co не арендует, ее сотрудники трудятся удаленно по всему миру, от Канады до Филиппин.

В успехе своего сервиса Хардман не сомневается, ведь выиграть от него, по замыслу его основателя, должны все: юристы, работающие индивидуально, стало проще найти выгодные предложения, а корпоративным юрслужбам – подбирать подходящих специалистов из любой отрасли права. Но кто ответит, если что-то пошло не так, и кому придется заплатить налоги?

Как работает краудсорсинг

Если краудфандинг, способ финансирования относительно крупных проектов через участие микрозаемщиков, уже привычен, то способ привлечения сторонних специалистов к работе над внутренними проектами известен пока не всем: большая часть платформ, позволяющих разбить работу на мини-задачи и распределить между исполнителями по всему миру, появилась всего несколько лет назад.

Компании часто используют краудсорсинг для проведения научных исследований или сбора идей для новых разработок·– это даёт возможность сэкономить. "Но самое главное, краудсорсинг позволяет получить доступ к иногда совершенно уникальному ресурсу – человеку или специалисту с уникальным опытом, который может находится на другом краю света и нанять которого просто невозможно",·– отмечает Валентин Островский, руководитель проектов компании "Интеркомп". Развивается практика в направлении транзакционных операций или разработки кодов для сайтов или информационных порталов.

Стать потенциальным заказчиком или исполнителем несложно·– найти того, кто поработает над проектом, или самому отыскать работодателя поможет интерфейс платформы-посредника. Очень удобно·– во всяком случае для тех, кого утомляет необходимость ходить по собеседованиям в поисках "своего" работодателя, ездить на работу к 9 утра или находить общий язык с коллегами. Еще удобнее, если ситуация с рабочими местами оставляет желать лучшего: можно поискать работу и за рубежом, не меняя место жительства. Казалось бы, идеальная ситуация, когда при максимальном комфорте можно получить заработок·– хотя и небольшой; средний заработок краудсорсера –·от полутора до пяти долларов в час. Но там, где есть работодатель и работник, неизбежно возникают вопросы права.

Где существует краудсорсинг

Рынок краудворкинга развит неравномерно: большинство платформ находятся в США·– там их около сотни. Самая известная из них·– принадлежащая Amazon Mechanical Turk, пул которой насчитывает более 500·000 работников по всему миру. Для сравнения: в Германии краудворкингом занимаются десять ресурсов. Наиболее охотно частью толпы краудсорсеров готовы стать жители Индии и США·– именно оттуда родом большая часть "работников" на подобных платформах.

В России, отмечает Никита Сошников, партнёр юридической фирмы "Толкачев и Партнеры", юридических краудсорсинг-платформ в широком смысле пока не существует, хотя площадки, с помощью которых пользователи напрямую взаимодействуют друг с другом, распространены широко: покупатели и продавцы (Avito), заказчики и исполнители (godesigner), заказчики и подрядчики (YouDo), работники и работодатели (hh.ru). Есть на российском рынке и предложения об "удаленной" юридической помощи – возможность найти юриста через интернет предлагает сервис 48Prav.ru. Правда, в отличие от западного Crowd&Co, с юрфирмами сервис не работает –- для корпоративных клиентов сервис рекомендует крупную компанию.

"Монетизация таких сервисов обычно происходит по одной из следующих моделей: сервис предоставляет своему пользователю возмездную лицензию на использование сайта или оказывает услугу – например, платное размещение объявлений, либо сервис выступает в качестве посредника одного из пользователей и принимает участие в расчетах между пользователями·– тогда сервис удерживает из полученной суммы свое вознаграждение, а остаток переводит пользователю-принципалу",·– объясняет Никита Сошников.

В целом краудсорсинг·– явление, сравнимое с такой моделью организации бизнеса, как "аутсорсинг", при которой провайдеру поручается выполнение каких-то работ, которые могли бы делать и свои сотрудники, но с меньшей эффективностью или дороже, говорит Валентин Островский. Однако, в отличии от аутсорсинга, при котором работы поручаются профессиональным провайдерам, выполняющим весь объем необходимых операций и несущим ответственность за качество их выполнения, краудсорсинг предполагает привлечение большого числа людей, которые выполняют работы, разбитые на небольшие участки, причем делают это бесплатно или за очень незначительную плату.

Ответственность без трудового договора

Необходимый аттрибут "традиционного" трудоустройства·– трудовой договор. Однако, когда речь идёт о краудсорсинге, о нём можно забыть. Вопрос поиска работодателя и вознаграждения на разных сайтах решается по-разному: на одних представители платформ сами анализируют проект и только потом передают его фрилансеру·– так поступает, например, немецкий сервис twago.de. Другие, как австрийский crowdsite.at, организуют "соревнования"·– выигравший и получает приз·– вознаграждение за проект. А на сервисах, подобных clickworker.com, работодатель и исполнитель не контактируют даже виртуально·– заказ поступает "толпе" от оператора платформы.

Краудсорсинговую модель использует российский сайт godesigner.ru·– здесь клиент создает задание, указывает все требования и сумму вознаграждения, сразу же оплачивая счёт, а потом выбирает из предложенных потенциальными исполнителями вариантов исполнения заказа. В счёт заложена стоимость заказа и процент посредника, который высчитывается автоматически. Риска потерять деньги нет – если заказчику ничего из предложенного на сайте не приглянулось, он получит деньги обратно. "Для минимизации сложностей с заказчиками мы, как и многие, используем оферту, то есть публичный договор, который заказчик автоматически принимает, размещая конкурс на сайте, а дизайнер·– участвуя в конкурсах",·– рассказывает Мария Еленевская, представитель российской платформы GoDesigner. Трудовые отношения сторон при этом не возникают·– работы разовые и выполняются в рамках гражданского договора, а именно подряда. При использовании договора гражданско-правового характера вопрос с оплатой и выплатой налогов не встает, так как в рамках ГПХ заказчик оплачивает работу и налоги, поясняет Валентин Островский.

Но каков бы ни был формат взаимодействия платформы, заказчика и исполнителя, цель·– минимизировать обязательства. "Все стараются избежать использования трудового права",·– подтверждает Филипп Майер, специалист по трудовому праву из Baker & McKenzie.

Поскольку официальных договоренностей минимум, то и за ошибки винить, как правило, некого: так, если написанная программистом-фрилансером программа нанесла вред предприятию или в изготовленном на заказ логотипе использовалось защищённое авторским правом изображение, дополнительные расходы едва ли удастся повесить на исполнителя задания. Так же и исполнитель фактически не сможет предъявить претензии недобросовестному заказчику.

Разрешают спорные ситуации по-разному. Так, на российской платформе ΥouDo этим занимается служба поддержки. "95% всех конфликтных ситуаций удается решить на этом уровне. Недобросовестные пользователи лишаются доступа к сервису",·– рассказывает Игорь Зазвонов, руководитель юридической службы YouDo.

"За время работы с 2010 года у нас было 7 рекламаций, все они связанны с ошибками работы юристов в процессе клиентообразования и с завышенными ожиданиями клиента, никак не связанными с объективной оценкой дела или спора в суде", - делится Александр Трифонов. Чтобы претензий было меньше, клиентов сервис отбирает: "Все клиенты в обязательном порядке направляются к профильному юристу на первичную платную юридическую консультацию стоимостью 5000 рублей. Если клиент не готов платить за время квалифицированного юриста, потраченное на разрешение его проблемы, то это не наш клиент и мы такими клиентами не занимаемся."

У сервиса GoDesigner претензии возникают преимущественно со стороны заказчиков, рассказывает Мария Еленевская: "Основная проблема – заказчик где-то не дочитал, не доглядел правила, считает, что для него должны сделать исключение. Решаем, убеждаем". Риски для платформы, с точки зрения права, минимальны, полагает она: "Главное – видеть всю цепочку возможных действий сторон, чтобы предусмотреть их и урегулировать их правилами и регламентом работы."

"Необходимо, чтобы условия по приемке работ были тщательно прописаны. Если фрилансер использовал элементы, защищенные авторским правом, то в соответствии с условиями договора заказчик может предъявить претензии. Но, если этого в договоре нет, ответственный – заказчик",·– разъясняет ситуацию Валентин Островский.

Правовые риски для компании, сотрудника и государства

У работника, в отличие от традиционной занятости, нет ни прав, ни гарантий. Про всём удобстве работы из дома, на практике для выполнения многих заданий рабочий день оказывается ненормированным, больничный лист никто выдавать не будет, а денег иногда можно и не дождаться.

Есть и другой риск·– на этот раз для государства. "Если австрийские компании станут отдавать значительную часть работы фрилансерам за рубежом, то Австрия не досчитается налогов",·– говорит Кристоф Уртц, специализирующийся на налоговом праве партнёр Baker & McKenzie.

В России краудсорсинговых и краудворкинговых платформ крайне мало. Вопрос, как платформы зарегистрированы – владельцы должны с прибыли платить налоги, но часто налоги взимать невозможно, так как такие платформы оформляют как информационные услуги. При обороте денег используется не расчетный счет, а вебмани или системы, которые не отслеживаются налоговыми органами·– криптовалюта, биткоины."

Какое право следует применять при возникновении судебных споров также не сразу понятно. Многие платформы имеют головной офис за пределами страны, говорит Майер. И тогда вероятно, что в споре с компанией следует применять право той страны, в которой она зарегистрирована. Однако если речь идет о трудовом законодательстве, то следует обратиться к праву страны работника.

Пока же один из самых сложных вопросов краудсорсинга: как расценивать своих людей – как независимых работников или как сотрудников? В 2014 году платформа Crowdflower выплатила более $500 000 в рамках урегулирования иска с требованием о выплате минимального размера оплаты труда, отмечает Financial Times. "Если вы работаете онлайн из дома или из кафе, вы всё равно делаете работу, которая контролируется компанией",·– отмечает Эллен Дойл, адвокат одного из заявителей, полагающая, что в недалёком будущем краудсорсинговых работников будут рассматривать как сотрудников компаний. Однако пока вопрос остаётся открытым.