Смена модели: россияне переходят от потребления к выживанию

e-xecutive.ru 09.03.2016 
Анна Королева 

Комментирует Валентин Островский, руководитель проектов Интеркомп

Под воздействием кризиса россияне стали иначе тратить деньги. Экономисты уже заметили негативные тенденции, социологи – еще нет. 

В середине января 2016 года министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев назвал переход от потребительской модели поведения населения к сберегательной одним из основных рисков для российской экономики. 

Хроника пикирующей экономики 


Игорь Волков заметил существенные перемены в экономическом поведении россиян 

Сберегательная модель, объясняет президент финансового холдинга MFX Group Игорь Волков, предполагает отказ от лишних трат, сэкономленные средства откладываются на «черный день». Фактически большая часть граждан, начиная такие сбережения, переходит к стадии «выживания» в кризисный период. В итоге получаем замкнутый круг: меньше зарабатываем – меньше тратим – падает потребление – падает спрос – падает производство – сокращают зарплаты – и цикл начинается заново. 

Падение реальных доходов населения в 2015 году составило 4%, а реальная заработная плата рухнула на 9,5%. Раньше 2018 года власти не ожидают восстановления этих показателей, а представители властей, как известно, самые большие оптимисты в прогнозах. Уровень бедности по итогам 2015 года превысил 14%. Безработица, хотя и остается пока довольно низкой (5,8%), тем не менее, по сравнению с началом 2015 года выросла. Росстат сообщает: «Численность занятых в январе 2016 года, по сравнению с январем 2015 года, снизилась на 0,4 млн человек, что в значительной степени обусловлено сокращением численности населения в трудоспособном возрасте». 

Из-за перехода россиян к сберегательной модели розничная торговля обвалилась на 10% и обороты продолжают падать. По данным Росстата, снижение расходов на товары и услуги в 2015 году стало самым крупным за последние три года. А по оценке Минэкономразвития, по итогам 2015 года розничная торговля показала наихудшие результаты за сорокалетний период. 

Снижение потребительского спроса, указывает Игорь Волков, отразилось практически на всех сегментах рынка, начиная от недвижимости и авторынка, заканчивая товарами длительного пользования. Так, продажи автомобилей в 2015 году рухнули почти на 36%, а в декабре спад усилился до 45%. Аналогичная картина наблюдается и на рынке недвижимости – спрос на недвижимость в 2015 году сократился на 8-30% в зависимости от сегмента. 

Та же самая картина и на рынке товаров длительного пользования. Обесценивание рубля и рост инфляции привели к тому, что около 70% жителей страны перешли на использование более дешевых товаров и товаров со скидкой. Пострадал и сектор услуг. За 2015 год объем платных услуг населению снизился по сравнению с 2014 годом на 2,1%, снижение объемов отмечено по девяти из 14 видов платных услуг, по которым ведется наблюдение за ценами. 

Граждане полезли в «кубышку» 


Нехватка денег отразилась и в том, что спрос на иностранную валюту на внутреннем рынке сократился, а часть граждан была вынуждена «распечатать» отложенные в банках депозиты. В итоге впервые за 18 лет россияне стали больше тратить, чем зарабатывать. По итогам 2015 года разница между доходами и расходами жителей России стала отрицательной и составила 418 млрд руб. Таким образом, констатирует Игорь Волков, пока ситуация в сфере потребления в России продолжает ухудшаться и до уровня 2014 года придется восстанавливаться еще как минимум два года. 

Для российской экономики спад потребительского спроса является основным негативным фактором. В 2010-2014 годах потребление обеспечивало до 65% ВВП, а потребительская активность в среднем вносила в рост экономики 2-3 процентных пункта ежегодно. 

Рост потребления можно было бы компенсировать за счет низкой ставки кредита. Есть надежды на понижение ставки в 2017 году, но осуществлению этих надежд может помешать инфляция. Однако без активного роста реальных доходов населения и восстановления реальных зарплат надеяться на рост потребления не приходится. 

Рынок кредитов сжимается 


Изменения в домохозяйствах россиян отражаются на банковском бизнесе. На кредитном рынке нарастают негативные тенденции: в 2015 году объем просроченных кредитов физических лиц увеличился более чем на 35% и продолжает расти, констатирует руководитель проектов компании «Интеркомп» Валентин Островский. Растут риски невозврата кредитов. Усложняется процесс взыскания просроченной задолженности. Отмечен рост «маргинальных» кредитов, то есть займов, которые кредитор и не собирался возвращать. Количество таких случаев существенно выросло, особенно после начала активной борьбы с коллекторским бизнесом, в рамках которой удар пришелся не только по недобросовестным коллекторам, но и по профессиональным игрокам рынка, что в свою очередь нанесло урон и банковскому сектору. 

В ответ банки стали сокращать потребительское кредитование – начали более тщательно оценивать потенциал заемщика и существенно повысили требования к кредитным клиентам. Сокращение составило более 30%, а по отдельным направлениям кредитования спад превысил отметку 50%. В свою очередь поумневшие в финансовом смысле кредитоспособные потребители в изменившихся условиях стали реже обращаться за кредитами в банки. 

Новый банковский продукт: займ до зарплаты 


В то же время начался бурный рост выдачи микрозаймов населению так называемыми «микрофинансовыми институтами». Такие займы часто называют «займами до зарплаты». Рост популярности таких кредитов обуславливается простотой получения и низкими требованиями к заемщикам со стороны кредитующей компании. 

По данным Национального бюро кредитных историй, только в четвертом квартале 2015 года объем таких займов вырос на 17% и достиг 69,2 млрд руб. По прогнозам экспертов, в первом квартале 2016 года общий объем микрокредитования может превысить 80 млрд руб. Именно эта тенденция вызывает наибольшее опасение, так как она сигнализирует о существенном сокращении реальных доходов населения и сокращении кредитоспособных граждан. Фактически можно говорить о рисках роста темпов «обнищания» населения. 

Одной из основных проблем с «микрокредитованием» является очень низкая финансовая грамотность населения в регионах. В провинции такой вид кредитования показал наивысший рост. Причем, на ловушку «микрокредиторов» попадаются и представители среднего класса. 

По оценкам экспертов, объем просроченной задолженности по микрокредитам составил 1 января 2016 года около 26% и может прирастать ежеквартально на 15%. Именно столько на сегодняшний день «пограничных» плательщиков по кредитам, то есть тех, кто исполняет обязательства из последних сил и находится на грани перехода в категорию «проблемных клиентов». 

Рестораны «не задирают» цены, чтобы не отпугнуть посетителей 


Смена экономической модели домохозяйств отразилась на состоянии таких отраслей, как туризм и ресторанный бизнес. 

Туристический бизнес изменился очень существенно. 30-40% россиян – в первую очередь представители среднего класса, которые ежегодно отдыхали за рубежом – скорректировали планы на отдых в связи с девальвацией рубля в 2014-2015 годах, рассказывает директор по инвестициям компании «AGT Инвест» Дмитрий Нужденов. Туристы отказались от поездок за границу – в Европу, Турцию, Египет и отправились на курорты стран бывшего СССР (Белоруссия, Армения, Грузия и др.). Те туристические компании, которые успели подстроиться под изменившийся спрос, могут остаться «на плаву». 

Вырос спрос на туры в Россию, иностранных туристов сейчас очень выгодно возить по стране. Соответственно рестораны Москвы, Санкт-Петербурга и городов, расположенных на туристических маршрутах, также имеют шанс нарастить клиентскую базу за счет иностранных туристов. 

Большинство ресторанов постепенно поднимают цены в рублях, хотя рост цен в этом секторе отстает от темпов девальвации рубля. Рестораны не хотят «задирать цены», чтобы не потерять поток посетителей. 

Компании, производящие качественные продукты, способные вытеснить импорт, имеют шанс сильно вырасти в продажах. Впрочем, замещение импорта – это самостоятельная тема, ее нужно рассматривать отдельно. 

Средний класс стабильнее других 

Социологи замечают перемены в настроениях россиян, но перемены эти касаются не представителей среднего класса, а более бедных слоев, считают эксперты Института социологии Российской академии наук. Как отмечается в докладе «Российский средний класс в условиях стабильности и кризисов», доля россиян среднего класса к концу 2015 года составляла 44% населения страны и 47% работающих россиян. 


Представители среднего классаПредставители остальных слоев населения РФ
Отмечают ухудшение своего положения в 2014-2015 годах23%>40%
Потеряли работу из-за экономического кризиса2%7%
Смогли найти новую работу после потери старой75%60%
Имели сбережения накануне кризиса46%24%

Источник: Институт социологии РАН 

Наиболее устойчивая группа представителей среднего класса — его ядро — составила в октябре 2015 года 18% населения. К ядру отнесены люди, имеющие высшее образование и навыки работы на компьютере – руководители, предприниматели и специалисты. Независимо от профессионального статуса средний класс занят сегодня в основном в секторе услуг и обработки информации, тогда как остальное население — в промышленном производстве. 

В результате материальные проблемы в кризис всерьез беспокоили относительно немногих представителей среднего класса (лишь 16% ядра). При этом 29% ядра среднего класса даже в кризис не видели в своей жизни никаких проблем (до кризиса эти показатели были на 10 процентных пунктов выше). Впрочем, кризис выразился в урезании у представителей среднего класса дополнительных социальных благ, предусмотренных законом гарантий. 

Хотя средний класс и сегодня гораздо более успешен по сравнению с другими группами населения, динамика его достижений в масштабе периода продолжительностью 10-15 лет выглядит неутешительно. Количество тех, кто не смог добиться никаких значимых изменений в жизни, выросло в этой категории с 2003 по 2015 год в 1,86 раза (1,06 для остальных россиян). Так что, констатируют в Институте социологии РАН, средний класс постепенно утрачивает позиции, занятые по итогам 2000-х годов, а каждый следующий кризис все сильнее ухудшает его положение относительно остальных граждан. 

Самооценка снижается вслед за достижениями 


Средний класс действительно пострадал от кризиса, считает кандидат социологических наук, сотрудник Центра трудовых исследований Высшей школы экономики, доцент департамента прикладной экономики Анна Зудина. Если мы определяем российский средний класс исключительно по параметру дохода, то как раз самовосприятие его представителей пострадало сильнее, чем у других в рамках текущего кризиса, уверена эксперт. 

По результатам исследований, объясняет Анна Зудина, люди с низкими доходами, как правило, ориентируются на положение тех, кто максимально на них похож. Да, им стало тяжелее, однако они видят, что тяжелее стало всем, кто находится на сходной ступени социальной лестницы. В то же время структура потребительских расходов низкодоходных групп пока не сильно поменялась. 

В противоположность этому для представителей среднего класса при резком падении покупательной способности рубля недоступными стали прежде привычные составляющие стиля жизни: различные элементы престижного потребления, развлечения и заграничный отдых. При этом потребительские стандарты среднего класса во многом заимствовались им из более высокодоходных групп (отсюда и популярность банковских кредитов среди представителей среднего класса), которым все перечисленное по-прежнему пока доступно. Как следствие, самооценка представителей среднего класса на настоящий момент в большей степени пострадала от экономического кризиса. 

От «как потратить?» переходим к «где взять деньги?» 


Если средний класс страдает от снижения самооценки, но пока держится, то в бедных слоях населения происходят более драматичные события. Суть их в том, что бедность растет. В первую очередь причиной этого является обесценивание российской валюты. Опыт других стран показывает, что при обеднении в первую очередь страдает первая, граничащая с бедным классом категория, то есть нижний слой среднего класса, полагает руководитель направления по финансовому рынку Центра «Общественная дума» Дмитрий Липатов. Средний класс – своеобразная «прослойка» между богатыми и бедными. Класс богатых и класс бедных формируется за счет обогащения или обеднения среднего класса соответственно. Российская действительность располагает к тому, что в ближайшее время будет происходить заметное снижение благосостояния россиян. 

В дни валютного кризиса в декабре 2014 года средний класс среагировал на ситуацию массовой покупкой всего ликвидного товара, желанием потратить стремительно обесценивающийся рубль. Ресурсов для продолжения такого поведения больше нет. Если в конце 2014 года население думало о том, куда потратить свои накопления, то к концу 2016 года люди будут думать, где взять деньги, чтобы рассчитаться с накопившимися долгами. Это станет характерным мотивом, определяющим экономическое поведение, в том числе представителей среднего класса.