Лоббисты и чиновники будут метить шубы, еду и лекарства

«Независимая газета» 11.03.2016
Анастасия Башкатова 
Комментирует Валентин Островский, руководитель проектов Интеркомп 

Valentin_Ostrovskiy.jpg
ВАЛЕНТИН ОСТРОВСКИЙ, РУКОВОДИТЕЛЬ ПРОЕКТОВ ИНТЕРКОМП
Российским министрам понравилась идея чипирования меховых изделий, и теперь они мечтают пометить почти все, что продается и покупается. Власти планируют внедрение маркировки RFID (Radio Frequency Identification) для других товаров легпрома, лекарств, а также продуктов питания. Так, тотальный контроль за продовольствием потребовался из-за введенного эмбарго. Вчера руководители российской таможни пообещали, что сплошное чипирование поможет навести порядок на рынке. Роста цен, по их словам, из-за этого не случится. 

Самые разные группы – от таможенников и налоговиков до сторонников передела продовольственных рынков – заинтересованы в широком распространении RFID-маркировки. Именно поэтому сейчас куда больше говорится о плюсах подобной меры, чем о минусах. 

Вчера руководитель Федеральной таможенной службы Андрей Бельянинов заявил, что расширение RFID-маркировки товаров, когда чипироваться будут не только меховые изделия, но и многие другие, можно осуществить быстро и безболезненно. Как он уверил, к росту цен такая мера не приведет, зато она поможет навести порядок на рынке и лучше контролировать возможный уход от налогов. В прессе можно было увидеть такие оценки стоимости одного чипа для меховых изделий – около 10–20 руб. 

Хорошим примером для подражания Бельянинов назвал единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС), внедренную на алкогольном рынке. «Там очень хорошая база, которую можно спокойно тиражировать на другие группы товаров», – цитирует Бельянинова Интерфакс.

Напомним, с 1 апреля 2016 года в России и странах Евразийского экономического союза (ЕАЭС) вводится единая маркировка изделий из натурального меха: шуб, полушубков, дубленок, головных уборов. Их продажа без специальных RFID-меток будет запрещена. 

Как пояснил вчера замглавы Федеральной налоговой службы Дмитрий Григоренко, до 1 октября 2016-го будет действовать переходный период, во время которого санкции за нарушение правил применяться не будут. Эти полгода даются на то, чтобы продавцы смогли прочипировать приобретенный до 1 апреля товар. 

Как уже сообщала российская пресса, приобретать специальные чипы для маркировки смогут только производители или импортеры по заявлениям с указанием количества и видов изделий, предназначенных для продажи в РФ. Если речь идет об импортных шубах, то поставщики должны маркировать изделия еще до прохождения российской границы. Оператором государственной информационной системы маркировки должна стать Федеральная налоговая служба. 

Еще до полноценного старта новой системы в правительстве обсуждают ее дальнейшее расширение. В конце февраля первый вице-премьер Игорь Шувалов поставил перед профильными ведомствами задачу – «развернуть электронную маркировку по наиболее чувствительной номенклатуре товаров внутри РФ настолько, насколько мы можем это сделать в 2016 году». По словам Шувалова, к «чувствительной номенклатуре» относятся прочие товары легпрома, «наиболее важные для людей» лекарственные препараты и продукты питания, «по которым мы с вами имеем сложности, в том числе по санкционному списку». 

В идеале после России к этому расширению должны присоединиться другие страны ЕАЭС. «Мы сейчас находимся в некой консолидации мнений, какими могут быть эти товары. Но тут многое будет зависеть от инициатив сторон», – сообщила вчера министр по торговле Евразийской экономической комиссии Вероника Никишина. Впрочем, у запуска маркировки меховых изделий тоже пока есть некоторые препятствия. По словам Никишиной, в некоторых странах запуск проекта может быть перенесен на 20 дней, передает ТАСС. 

Поле для деятельности огромное даже в том случае, если говорить об одних меховых изделиях. Никишина вчера уточнила, что, по экспертным оценкам, доля серой меховой продукции на рынке стран ЕАЭС составляет 70–85%. «Только по категории меховых изделий речь идет о ежегодном чипировании более 2,5 млн изделий», – поясняли ранее Интерфаксу представители «Микрона» (это предприятие может занять рынок маркировки товаров ЕАЭС). 

Впрочем, обещания, что маркировка не приведет к ценовым скачкам, убеждают не всех. Помимо самого чипа нужно будет закупать оборудование для производства и считывания маркировок, говорит директор по развитию бизнеса QB Finance Маргарита Горшенева. «Эти затраты производители и ретейлеры если не полностью, то частично переложат на потребителя», – предупреждает эксперт. 

«С продуктами и лекарственными препаратами появляется целый ряд вопросов: на каком объеме продукции необходима RFID-маркировка, могут ли позволить себе дополнительные издержки участники этого рынка или же они будут вынуждены перекладывать затраты на конечных потребителей? Рост цен на лекарства и продукты вполне вероятен», – считает экс-министр Елена Скрынник. 

Партнер компании «Деловой фарватер» Сергей Варламов указывает на еще один спорный момент. По его словам, могут возникнуть трудности, если товар продается в переработанном виде. «Например, сыр выгоднее продавать в нарезке, а не куском в 4–5 кг. Лекарственные препараты могут использоваться в приготовлении рецептурных лекарств, – приводит пример Варламов. – Метка сама по себе имеет небольшой размер и не может быть перенесена либо продублирована на все производные, поэтому маркировать можно только неделимые товары». 

Некоторые эксперты надеются, что маркировка поможет очистить рынок от недобросовестных участников. «Использование RFID-меток скорее всего приведет к вытеснению с рынка контрафакта и серого импорта, значительно упростится процедура контроля», – говорит аналитик компании «Финам» Тимур Нигматуллин. «Маркировка необходима на рынках, где высока доля контрафакта. Дополнительный штрихкод значительно сократит возможности для реализации контрафактной продукции. Ретейлеры не будут брать товар без соответствующей маркировки», – поясняет первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский. 

Однако борьба с контрафактом при определенном развитии ситуации может перерасти в борьбу с любым неугодным товаром. Это может привести к сокращению предложения, монополизации и, как следствие, новому скачку цен. Так, если экспертные оценки верны, то получается, что после внедрения новой системы маркировки с рынка должны исчезнуть 80% меховых изделий. Логично, что оставшиеся 20% подорожают. 

Впрочем, вовсе не факт, что рынок действительно будет очищен от серого товара. И в этом смысле отсылки чиновников к ЕГАИС выглядят скорее как довод против системы, а не за нее. 

«Никакой порядок маркировка не поможет навести. У нас есть ЕГАИС. Разве не осталось совсем нелегального алкоголя?» – обращает внимание партнер адвокатского бюро А2 Михаил Александров. ЕГАИС существует сама по себе, контрафактный алкоголь сам по себе. Доля незаконно произведенной алкогольной продукции составляет в России как минимум 50%, по экспертным оценкам. В конце прошлого года глава Совета Федерации Валентина Матвиенко говорила даже о 75%. 

Руководитель проектов компании «Интеркомп» Валентин Островский к этому добавляет, что адаптация информационной системы под другие виды товаров может потребовать времени и денег.