ПОлностью свое

«Expert Online» 31 mar 2016
Анна Королева 
Комментирует Валентин Островский, руководитель проектов Интеркомп
   
Президент обратился к правительству с просьбой «сориентировать представителей государства в компаниях с госучастием» в отношении российского программного обеспечения, «чтобы они ориентировались на принимаемые решения». Может быть, «в первом полугодии текущего года как рекомендация, а во втором пусть уже переходят на отечественных производителей этого продукта». 

Валентин Островский, руководитель проектов Интеркомп
Это заявление Владимир Путин сделал на совещании с членами правительства. «Надо исходить, конечно, из возможностей этого сектора нашей экономики, но я уверен, что он будет в состоянии обеспечить практически все потребности. Надо проанализировать, конечно: сходу такие вещи не делаются, – но двигаться совершенно точно нужно в этом направлении. Наши программисты точно могут это всё обеспечить, абсолютно, даже сомнений никаких нет. Да, только надо это отследить обязательно», – указал президент. 

Правда, прежде было порой трудно установить страну происхождения ПО. То есть с брендами проблем не возникало, но рынок состоит не только из них. И вот, как сообщил глава Минкомсвязи Николай Никифоров, поправки к законам - об информации и о государственной контрактной системе в сфере госзакупок, дали возможность юридически четко определить происхождение программного обеспечения: из Российской Федерации оно, или из других стран. Создан специальный реестр российского программного обеспечения. "В него уже мы включили около 250 продуктов за первое полугодие, и в министерстве рассчитывают, что цифра достигнет примерно пятисот 500" - рассказал на совещании министр. По его данным, на выполнение плана предусмотрено выделение 5 млрд рублей. 

Конечно, IT-гиганты тратят много-много больше на разработки, и Windows на условный "Окноус" на такие деньги не заменишь, но и сумма примерно в 70 млн долларов для начала тоже неплохо. Все это делается в рамках отраслевого плана импортозамещения по Минкомсвязи. Появится Российский фонд развития информационных технологий, которому и предстоит избавить нас от яблочно-оконной зависимости, говоря своими словами. 

Главное - поддержать разработчика 


«Смысл в том, что теперь разработчики имеют определённые преимущества при закупках этого [российского] программного обеспечения со стороны государственных и муниципальных заказчиков. По нашим данным, только органы госвласти осуществляют закупок иностранного ПО, как мы его называем, – программного обеспечения – примерно около 20 млрд рублей в год, при том что качественные решения у наших разработчиков есть», – указал министр. ТеперьМинкомсвязи вместе с ФАС будет ловить за руку тех госзаказчиков, кто будет предпочитать иностранное ПО аналогичному нашему. 

Министр рассказал, что в России нобходимо внедрить четыре инструмента поддержки, которые ждёт отрасль. Первое – это субсидирование части затрат на разработку системных программных продуктов. Это операционные системы для компьютеров и серверов, центров обработки данных, системы управления базами данных, мобильная операционная система для телефонов или смартфонов. 

Вторая мера поддержки – льготное заёмное финансирование для IT-компаний. «Это та мера, которая у нас достаточно эффективно сейчас работает для поддержки промышленности, но проблема в том, что айтишники фактически лишены доступа к этой технологии поддержки, и в отличие от промышленников у них нет никакого объекта для залога, они лишены банковского кредитования, потому что, по сути, всё, что у них есть, – это интеллектуальная собственность», – отметил министр. 

Третий инструмент – софинансирование части затрат на продвижение продуктов, в том числе за рубежом: это и выставки, и конференции, и некоторые другие мероприятия. Игра стоит свеч: по данным отраслевых ассоциаций экспорт софта из России уже составляет 7 млрд долл. 

Четвёртое – это центр компетенций: группа специалистов, которые на постоянной основе отслеживают, кто что закупает – и госзаказчики, и госкомпании, но не с целью поругать, а с целью распространить лучшие практики, подсказать, как можно перейти на российские продукты и прекратить ежегодные затраты на зарубежное программное обеспечение, пояснил министр. 

Между тем, президент-то особое внимание обратил на компании с госучастием, крупные монополии. «Действительно, – сказал на замечание Николай Никифоров, – сегодня законодательные поправки прямо касаются 44-го ФЗ – государственные и муниципальные закупки. Мы считаем, что нужно эту практику распространять и на 223-й федеральный закон – компании с госучастием". Он считает оптимальным перенести законодательные поправки на будущий год, а пока все как следует отработать. 

И хотя то, что касается госкомпаний, цифру эту достаточно сложно определить, «возможности у тех, кто производит такой продукт, у национальных производителей, очень большие», уверен Владимир Путин. 

Не все сразу 


Основная сложность в процессе «импортозамещения» иностранного программного обеспечения состоит в том, что на данный момент в России крайне мало собственных разработок базовых программных продуктов: операционных систем и базовых приложений, рассказывает эксперт в области аутсорсинга компании Интеркомп Валентин Островский. На рынке условно «тяжелых» программных решений класса ERP (управление ресурсами компании), MES (управление производственными процессами) или CMS (управление цепями поставок) российского программного обеспечения тоже нет или оно представлено разве что единичным примером (1С). 

На разработку собственных вариантов операционных систем необходимо несколько лет. Кроме того, мало создать операционную систему. Необходимо еще и разработать замену основным приложениям, при помощи которых сейчас решаются все задачи. На поприще приложений российское ПО присутствует, но по самым оптимистическим оценкам, достойную альтернативу иностранным программным продуктам можно найти только в 20% областей ПО. 

Замена иностранного ПО на российские аналоги, продолжает Валентин Островский, также сопряжена с такой сложностью, как необходимость переобучения персонала, которое необходимо провести для эффективной работы в новом ПО. Как показала практика, внедрение новых технологий в России в государственном секторе сопряжены с большими сложностями из-за недостаточно высокого уровня компьютерной грамотности сотрудников. 

На данный момент, уверен эксперт, мы не готовы к такому переходу. И оптимистичный сценарий мягкого перехода на отечественные разработки программного обеспечения – целевая государственная программа с 5 летним горизонтом реализации. Решение высшего руководства страны начать переход на отечественное ПО должно подстегнуть разработки российских компаний. 

Данную инициативу следует оценивать с известной долей скепсиса, считает и эксперт комитета Государственной думы по информационной политике, информационным технологиям и связи Роман Терехин. Трудно представить, какое именно отечественное ПО будет заменять зарубежное, поскольку пока широкой известности в стране оно не имеет. Возможно, речь идет о каких-то специальных программах, которые используются, например, на сайте госуслуги, ЕГРЮЛ, в базах ГИБДД. Безусловно, в этой сфере есть большие перспективы, поскольку данный софт должен обладать достаточно узкой направленностью.

Трудно представить, говорит Роман Терехин, как эффективно получится заменить, например, Exсel, который в принципе является достаточно уникальной программой, позволяющей делать практически все. По мнению эксперта, для такого рода софта будет сделано исключение, поскольку законодатель предложил оговорку: госструктуры должны обязательно закупать софт из специального реестра российского ПО только в том случае, если они не смогут доказать, что аналогов необходимого им иностранного софта у отечественных разработчиков не существует. 

С другой стороны, есть и положительные тенденции, продолжает Терехин. Стимулирование отечественного IT-сектора может достичь рекордных размеров за последние десятилетия. Это очень большой шанс для развития данной отрасли. Возникает важный вопрос – сможет ли отечественный сектор этой возможность воспользоваться. Колоссальные денежные вливания, который неизбежно последуют, должны контролируемо направляться непосредственно на развитие IT-сектора, а не распыляться по пути на бюрократические издержки или коррупционную составляющую. В этом видится вызов для государства, в том числе для правоохранительной системы, поскольку от эффективности контроля и надзора за расходованием ассигнованных средств будет зависеть эффективность этой президентской программы. 

Из рисков и дополнительных издержек следует назвать только одну, на мой взгляд, самую серьезную – неизбежно возникнет необходимость переучивать персонал и сотрудников, что может потребовать немало времени, да и финансовые затраты, - говорит Роман Терехин. - Более того, существуют риски дефицита кадров на первых этапах полномасштабного внедрения ПО, поскольку, как это обычно бывает, госсектор будет до последнего момента оттягивать обязательный переход на него, пользуясь сроком переходного периода, и, как следствие, обучение сотрудников будет также отложено на последний момент. 

Но в целом, заключает эксперт, если удастся рационально подойти к этому вопросу, без категоричного отказа от всего зарубежного ПО, аналогов которого, объективно говоря, в России нет, а вдумчиво развивать данный сектор, в долгосрочной перспективе это может дать огромный толчок всему сектору IT в нашей стране.