Прибыль российских компаний в пересчете на зарплаты упала на 40%

Оксана Гончарова, Елена Горелова
Комментирует Лия Пекленкова, заместитель генерального директора по основной деятельности Интеркомп.

Лия Пекленкова, заместитель генерального директора по основной деятельности Интеркомп

Работодатели мечтают уволить лишних сотрудников, но вынуждены поднимать им оплату.

Компания PwC обнародовала краткий отчет по итогам девятого ежегодного исследования эффективности управления персоналом в России, проведенного компанией PwC по методикам института Saratoga. Опрос охватил 93 компании из 15 различных отраслей: финансового сектора, машиностроения, ТЭКа, производства товаров народного потребления, автопрома, сектора телекоммуникаций и высоких технологий и т. д. Около 75% компаний имеют штат более 2000 человек. В целях обеспечения преемственности данных сравнительный анализ проводился только для компаний, которые участвовали в исследованиях 2013 и 2014 гг.

Как выяснилось, более чем у двух третей компаний-участниц удельная годовая выручка на одного сотрудника выросла с 11,8 млн руб. в 2013 г. до 13,5 млн в 2014 г. Но в то же время прибыль в расчете на одного сотрудника уменьшилась в среднем на 22%, а более чем у половины участников упала аж в 2,4 раза.

Как следствие, снижение прибыли привело к сокращению отдачи от затрат на персонал: если в 2013 г. каждый рубль, потраченный компаниями на зарплаты, премии и льготы сотрудникам, приносил 2,03 руб. прибыли, то в 2014 г. этот показатель снизился до 1,46 руб.

Щедрость поневоле

Прибыли снизились, тем не менее большинство работодателей – участников исследования сообщили о том, что подняли в 2014 г. зарплаты своим сотрудникам. В исследовании не уточняется, на сколько именно произошло это увеличение. Эксперты предполагают, что просто произошла вынужденная индексация зарплат. Несмотря на снижение прибыли, индексация была необходима для стимулирования людей, чей реальный доход существенно упал в результате ослабления рубля, инфляции и подорожания основных потребительских товаров, добавляет Павел Безручко, гендиректор «Экопси консалтинга».

Больше учат

41% участников опроса отметили, что в их компаниях в 2014 г. увеличилось количество учебных часов на одного сотрудника. А во многих компаниях выросла и доля сотрудников, охваченных обучением. При этом учить персонал компании предпочитают собственными силами. Удельные расходы на обучение сотрудников по сравнению с 2013 г. сократились на 40%

Но дело не только в необходимости индексации, замечает Лия Пекленкова, заместитель гендиректора аутсорсинговой компании «Интеркомп». В компаниях, где произошли массовые сокращения персонала, оставшимся частично увеличивали зарплаты, ведь их объем обязанностей вырос. Например, в строительных компаниях из-за замораживания множества объектов прошли сокращения до 30% персонала, при этом зарплаты в этой отрасли тоже выросли, хотя и ниже уровня инфляции.

«На примере своих клиентов я не заметила тенденции увеличения зарплат, – удивляется результатам исследования Альбина Юнусова, партнер – директор по операциям компании First (входит в группу компаний Ward Howell). – Скорее наоборот – многие сокращают перечень льгот, предоставляемых сотрудникам. Увеличение возможно, только когда речь идет о топах».

Рост зарплат на фоне сокращений объяснить трудно, соглашается Святослав Бирюлин, основатель компании Sapiens Consulting. Возможно, основное повышение пришлось на первую половину года, а сокращения – на вторую, предполагает он: первое и второе полугодия 2014 г. сильно отличались друг от друга как с точки зрения экономики компаний, так и с точки зрения отношения к персоналу.

То, что прибыли компаний в пересчете на зарплаты снизились при росте средней зарплаты, означает, что темпы сокращения затрат на персонал пока еще меньше, чем темпы падения прибыли, комментирует Безручко.

Естественная убыль

Тем не менее компании активно работали над тем, чтобы привести фонд оплаты труда в соответствие с темпами падения прибыли. Судя по результатам исследования, рост зарплат работодатели компенсируют путем увольнений. Так, в 80% компаний численностью до 5000 человек коэффициент увольнений по инициативе организации увеличился в 2014 г. в среднем на 45%. В 2012 г. он составил 5,3% от общей численности персонала без учета уволенных за нарушения трудовой дисциплины. Данных за 2013 г. нет. То, что на 45% выросла доля уволенных по инициативе компаний по сравнению с 2013 г., неудивительно, отмечает Безручко: «Люди, пережившие «добровольные сокращения» 2008–2009 гг. или слышавшие эти истории от других, получили опыт и извлекли из него уроки (они не уходят сами, а ждут положенную компенсацию). Думаю, некоторые компании медлят с сокращениями в том числе и потому, что у них недостаточно свободных средств на выплаты по сокращениям». Этот тезис подтверждается и другими данными исследования PwC: так, сами сотрудники стали менее охотно покидать компанию по собственной инициативе – коэффициент уволившихся по собственному желанию снизился с 17,4% в 2013 г. до 11,6% в 2014 г. Часть компаний все же сокращает немногих сотрудников, хотя есть экономические предпосылки для более масштабных чисток, замечает Безручко: возможно, они надеются на частичное восстановление спроса или избегают дорогостоящих сокращений, рассчитывая, что естественная текучка при замораживании найма поможет сократить численность с меньшими затратами.

Перезагрузка кадров

В 2014 г. компании снизили прием новых сотрудников на работу. По сравнению с 2013 г. доля нанятых на рынке труда сотрудников сократилась в среднем на 23%, показывают результаты исследования.

«В кризис людей стало сложнее нанимать, – делится собственным опытом Юнусова. – Все ведь понимают, что в случае чего увольнять будут тех, кто пришел в компанию последним. С другой стороны, в неблагополучные времена, как это ни парадоксально, сотрудники менее лояльны и чаще ходят на собеседования к другим работодателям. Когда все хорошо, они рассуждают так: кому надо – найдут меня сами». Сокращение найма объясняется тем, что компании отказались от многих позиций, в которых нет острой необходимости прямо сейчас, говорит Пекленкова.

Но в то же время работодатели не спешат продвигать собственный персонал по служебной лестнице: коэффициент назначений сотрудников на новые должности сократился почти у 70% участников исследования. Размер этого снижения в исследовании не указан. По мнению Безручко, одно из возможных объяснений – компании используют ситуацию, когда на рынке труда появились сильные кандидаты для «кадровой перезагрузки» – привлечения талантов извне на некоторые ключевые должности.

Терпеливые, но недовольные

При этом у оставшихся сотрудников в 2014 г. росло недовольство условиями труда. По данным исследования, в компаниях, в которых отметили эту тенденцию, на каждого сотрудника пришлось почти два дополнительных дня незапланированного отсутствия на работе, что в 1,3 раза увеличило потери работодателей от отсутствия сотрудников на рабочих местах по сравнению с 2013 г. Работодатели стали требовать больше от своих сотрудников, лишив их при этом многих привилегий, рассуждает Бирюлин: людям приходится трудиться интенсивнее, при этом у них отняли бесплатные обеды, компенсацию проезда, им урезали лимиты сотовой связи и т. д.

Атмосфера затяжного спада и сопутствующее уныние в коллективах не способствуют вовлеченности, убежден Безручко: «Люди больше, чем раньше, боятся потерять работу. Но это вовсе не означает, что они будут работать интенсивнее, чем раньше, чтобы ее сохранить. Скорее они будут стараться не подставляться под сокращение». Людей нужно бодрить – менеджерам уделять специальное, дополнительное внимание мотивации и результативности людей, говорит эксперт: «Не следует рассчитывать, что все сложится по умолчанию, мол, раз компания в трудной ситуации, люди будут больше и лучше работать».