Притча о поправках: в госзакупках больше нарушений, чем поставщиков

Право.RU
Алина Ходырева
Комментирует Иван Катышев, руководитель группы юридических услуг Интеркомп 

Иван Катышев
Иван Катышев, руководитель группы юридических услуг Интеркомп

Счетная палата подготовила обзор закупок государства и госкомпаний за минувший год. Вывод не утешителен: предприятия не соблюдают даже собственных положений, которые противоречат закону. Бесконечные разговоры о необходимых ужесточениях продолжают плавать на поверхности, а эксперты тем временем рассуждают, есть ли выход из замкнутого круга.

Внезапный удар

В федеральном госзаказе обнаружилось 500 нарушений на 125 млрд рублей – почти вдвое больше, чем в 2014 году (276 нарушений на 39,6 млрд), пишут "Ведомости". В региональных и муниципальных закупках – 18 000 нарушений на 17,5 млрд рублей против 2 000 на 7,4 млрд рублей. Закупки госкомпаний прошли с нарушениями на 620 млн рублей, а региональные палаты выявили нарушений еще на 3,8 млрд рублей. Председатель СП Татьяна Голикова сделала шокирующий вывод – коррупционные риски закона о закупках госкомпаний высоки!

Ошибки допускаются при отборе участников, например, заказчики устанавливают требования под "своего" поставщика. Положения госпредприятий часто не соответствуют законодательству – более того, даже в такой ситуации организации не стремятся выполнять требования собственного регламента. Есть проблемы с составлением и размещением планов-графиков, а также с заключением допсоглашений при изменении цены контрактов.

Не всегда нарушение госконтракта связано с противоправными действиями одной из сторон, говорит юрист BGP Litigation Алиса Аверина: на практике нередки ситуации, когда в процессе исполнения соглашения возникает необходимость внести в него изменения – или по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, либо по вине госзаказчика. "Например, контракт на поставку мебели для учреждения не может быть исполнен в срок в связи с неготовностью помещения, в которое эта мебель должна быть установлена, – приводит пример Аверина. – Или контракт на изготовление проектной и рабочей документации, вторая часть которого не может быть исполнена в связи с невозможностью получить необходимые согласования".

При этом изменение срока исполнения контракта по инициативе госзаказчика невозможно. Ограничения касаются также объема и стоимости работ. В таких ситуациях госзаказчик, как правило, склоняется к расторжению договора и проведению повторного конкурса. При этом исполнитель, осуществивший закупку товара на собственные средства либо, как во втором случае, выполнивший половину работ, сталкивается с проблемой возмещения убытков, в то время как госзаказчик вынужден тратить время и бюджетные средства на проведение нового конкурса.

Трудно быть скрягой

Увеличение закупки у единственных поставщиков, некоторые из которых уже банкротятся, не лучшим образом влияет на экономию бюджетных средств, отмечается в докладе. Вместе с тем, закон позволяет устанавливать неограниченное количество случаев приобретения товаров госкомпаниями у единственного поставщика.

Аудиторы посмотрели положение о приобретениях 10 крупных заказчиков, и у четырех из них не оказалось ограничений - это "Роснефть", "Роснано", "Почта России" и "Уралвагонзавод". В последнем утверждают, что совет директоров оставил право за гендиректором компании принимать решение о закупке у единственного поставщика, однако пользуются им "в исключительных случаях". В Минкомсвязи говорят, что у оператора российской почтовой сети закрытый перечень оснований для заключения договоров с единственным поставщиком, а исключение делают только для ведомства. "Роснефть" же заключает много внутригрупповых сделок, которые не могут быть конкурентны, подчеркивает представитель компании.

Притча о поправках

Голикова заявила, что есть предложения по изменению закона о закупках госпредприятий: они поступали в Минэкономразвития, однако в СП опасаются, что, если ограничить контакт с единственным поставщиком, компании не смогут эффективно работать.

Внесение изменений в ФЗ №223 становится уже притчей, отмечает адвокат "Яковлев и Партнеры" Екатерина Смирнова: два последних года различные ведомства, а особенно активно - Федеральная антимонопольная служба, заявляют о необходимости принятия поправок. Это и перевод торгов в электронную форму, и определение перечня способов закупок и основных правил их проведения, говорит советник АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Мария Кобаненко: "Планируется, что эти поправки будут приняты в весеннюю сессию, и должно пройти время, чтобы стало понятно, достаточно ли новых изменений. Этот год вероятнее всего станет ключевым в определении вектора дальнейшего развития регулирования закупок госкомпаниями – либо оно будет развиваться в сторону 44-ФЗ, то есть в сторону жесткой регламентации закупочных процедур, либо напротив останется достаточно лояльным". Для эффективной борьбы они действительно нужны, но должны исключать "прочие" способы закупки госкомпаний и ограничения на закупки у единственного поставщика, убежден партнер "Делового фарватера" Дмитрий Липатов.

Нелишним считает обязать предоставлять сведения о расчетах компаний-фаворитов государственной закупки в форме выписки по счету из банка, чтобы было понимание того, насколько реальна ведущаяся хозяйственная деятельность компании, руководитель группы юридических услуг "Интеркомп" Иван Катышев: "Кроме того, отзывы контрагентов о компании, с приложением конкретных доказательств ведения между компаниями экономической деятельности, могут стать хорошим механизмом, позволяющим отсеивать очевидные "однодневки". Одним словом, должна быть предоставлена максимально полная информация о компании, позволяющая сделать вывод о ее реальном положении на рынке. И, конечно, такая информация должна быть конфиденциальна, что позволит максимально связать руки руководству госкомпнаий и госорганов, ответственных за заключение договора".

Изменения в правовом регулировании, безусловно, необходимы, говорит юрист "Хренов и партнеры" Михаил Будашевский: "Однако ограничения закупок у единственного поставщика должны быть разумными, иначе эффективная работа госкомпаний будет в принципе невозможна. Поэтому вряд ли стоит стремиться именно к тому, чтобы закрепить в законе как можно больше формальных требований к участникам закупок. Гораздо важнее повысить эффективность тех ограничений, которые уже предусмотрены в законодательстве. Это относится и к нормам об административной ответственности: сейчас они наказывают скорее за несоблюдение "буквы" закона, чем за злоупотребления как таковые".

Нерешительность

Выход из сложившейся ситуации Липатов видит в ужесточении ответственности за нарушения, причем как административной, так и уголовной: "Рост нарушений и ущерба слишком существенен, что говорит о хаосе в сфере госзакупок и плохом контроле. В нынешних экономических условиях это серьезно бьет по бюджету страны и требует решительных мер, одно ужесточение административной ответственности мало чем поможет в решении проблемы, нужна серьезная реформа: больше ограничительных мер, увеличение прозрачности госзакупок, усиление контроля и ужесточение всех видов ответственности за нарушения".

Против усиления репрессивного метода регулирования закупок выступает Смирнова: "Неэффективность таких мер подтверждается практикой применения закона о контрактной системе. Ответственность должностных лиц, с одной стороны, не исключает нарушения процедур при наличии у заказчика умысла, с другой стороны, многие заказчики, боясь проверок многочисленных контролирующих органов, проводят закупку уже не с целью удовлетворить свою потребность в товаре, работе, услуге на лучших для себя условиях, а с целью соблюсти все (часто формальные) требования закона, сотен подзаконных актов и контролирующих органов".

По мнению Катышева, нужно идти по направлению именно расширения ответственности для должностных лиц, которые принимают решение о заключении контракта с той или иной организацией, оказывающейся "однодневкой": это позволит дисциплинировать должностных лиц и выполнить поручение президента о снятии чрезмерного бремени с бизнеса.