Библиотека Интеркомп: «Человек убежденный. Личность, власть и массовые движения» Эрика Хоффера

Рекомендует Илья Пантелеев, генеральный директор Интеркомп

cover415.jpg
Меня давно интересуют книги по социальной психологии. Они позволяют лучше понять людей в обычной жизни, объяснить процессы, происходящие в крупных компаниях и на рынках наших клиентов. Из последних, прочитанных мной книг, я бы отметил Даниэля Канемана «Думай медленно, решай быстро», Стэнли Милгрэма «Подчинение авторитету» и «Открывая организации будущего» Фредерика Лалу. Последняя книга, прочитанная на эту тему – «Человек убежденный. Личность, власть и массовые движения» Эрика Хоффера.

«Своими собственными делами человек больше занимается тогда, когда они имеют смысл. В противном случае, он бросает свои бессмысленные дела и лезет в чужие».

Книга Эрика Хоффера «Человек убежденный. Личность, власть и массовые движения» рассматривает принципы формирования массовых движений, от идейного вдохновения, до фазы «сохранения достигнутого», пытается ответить на вопрос – кто становится основой массовых движений, почему их апологеты могут менять свою «веру», переходя из течения в течение, двигаясь как рыба между потоками.

В среде философов 60-х Эрик Хоффер считается экстравагантным самоучкой. Его тяга к исследованиям и поглощению огромного количества книг проявилась после длительной потери зрения — в 8 лет он перестал видеть, зрение вернулось только в 15. Всю жизнь он ощущал конечность момента и старался «успеть».

Несмотря на то, что книга написана в 60-е, большая часть идей Хоффера «ложится» на текущий момент. Трудно избежать внутреннего ощущения «Ну точно! Я так и думал» — и не пытаться трактовать современные мировые и локальные события через призму видения американца-самоучки. Его наблюдения могут показаться простыми, однако, часто не стоит искать сложное объяснение, когда простая теория трактует событие доступно и точно.

По мнению Хоффера, основу массовых течений составляют люди, сильно неудовлетворенные собой и своим текущим положением в обществе, (важно!) готовые полностью отказаться от прошлого и настоящего ради будущего, которое может случиться «нескоро». Готовность влиться в массовое движение чем-то похоже на внутреннюю иммиграцию, «переселение, стремление к обетованной земле». Исходя из этого тезиса, общества, индивидуалистические, удовлетворённые своим «настоящим», очень сложно подвергаются соблазну массовых движений, их тяжело «поманить в будущее» и заставить отказаться от текущего комфорта.

Так, власть, основывающая государственное строительство на массовых движениях, находится в состоянии постоянного противоречия. С одной стороны, она должна заботиться о благосостоянии своих подопечных, однако, это приводит к повышению веса «сегодня» и отказу от ориентации на «будущие цели». С другой стороны, для сохранения движения в «будущее», необходимо держать членов общества в «черном» теле, дабы они могли легко и постоянно отказываться от «текущего» состояния. (Терять нечего). Это противоречие рано или поздно становится явным не только для власти, но и для самих «управляемых» — тогда требуется смена «парадигмы».

Массовые движения могут легко трансформироваться из одного в другое, поскольку, по мнению Хоффера, основой движения является именно неудовлетворенность, желание отказаться от настоящего (потерять его). Будущая цель здесь имеет второстепенное значение — важно, чтобы она просто была. В качестве иллюстрации приводятся слова Карла Радека, который «смотрел на коричневорубашечников как на резерв для будущих коммунистов». Возможность «периодического перехода» может помочь «управляющим» последовательно чередовать движения, «переливая» последователей из одного в другое, когда «будущее» становится для всех очевидно неосуществимым или, наоборот, переходит в настоящее, что говорит о завершении миссии. С другой стороны, если есть необходимость досрочно завершить миссию, «задача прекращения одного массового движения, может быть разрешена заменой его другим массовым движением».

Отдельного упоминания стоит анализ совместной достижимости целей «свободы, равенства и братства», которые являются общими для многих революционных движений на стадии их зарождения. С учетом «социального запроса» участников массовых движений, обычно происходит подмена терминов, и «свобода», являющаяся основой для существования индивидуалистического общества, заменяется «равенством», возможностью раствориться в массе и передать движению всю полноту ответственности за совершенные действия и свою судьбу. «Кто громче всех шумит о свободе, чаще имеет меньше шансов быть счастливыми в свободном обществе». «При подлинной свободе – равенство является страстью масс, при подлинном равенстве – свобода является страстью меньшинства».

Идеи Эрика Хоффера основываются на индивидуалистической морали. Это взгляд с «той стороны» на основы группового управления и поведения — будь то религиозное движение, революция или массовое переселение американских фермеров, вызванное продолжительной засухой. «Версия», на которую стоит обратить внимание.

Цитаты:

«Кто проповедует братскую любовь, обычно проповедует против любви к матери, отцу, братьям, сестрам, к жене и детям».

«Способность человека убежденного закрывать глаза и затыкать уши на факты, которые, по его мнению, не заслуживают того, чтобы их видели и слышали, является источником непревзойденной силы духа человека убежденного».

«Национализм — последнее прибежище негодяя».